ГЛАВА 26. Последним уроком перед обедом в расписании стояло фехтование

Последним уроком перед обедом в расписании стояло фехтование, и это было настоящим счастьем. Честное слово, я нисколько не преувеличиваю! Разумеется, я была бы гораздо счастливее, если бы мы с друзьями смогли очутиться за миллион миль от Дома Ночи, Неферет и Калоны, но поскольку пока это было невозможно (особенно на фоне моего последнего урока вамп-социологии и крайне неприятной лекции о затуманивании), и была ужасно рада, когда Дракон Ланкфорд нашел меня еще недостаточно окрепшей для занятий и позволил просто посидеть на скамейке.

Вообще- то я совсем не чувствовала себя нездоровой, и когда вытащила из сумочки зеркальце, чтобы подкрасить губы блеском (какое счастье, что ГЛАВА 26. Последним уроком перед обедом в расписании стояло фехтование я его все-таки не потеряла!), то вовсе не нашла, что выгляжу уж как-то особенно плохо. Выходит, у Дракона была какая-то другая причина освободить меня от занятий. Эта странность, а также вчерашний неожиданный визит кошки Дракона в мою комнату, заставили меня внимательней присмотреться к нашему учителю фехтования.

На первый взгляд Дракон представлял собой очередной парадокс, как сказала бы моя бабушка. Во-первых, он был невысок ростом. Во-вторых, он был милым и симпатичным. Честно-честно! При взгляде на Дракона невозможно было себе представить, что он вампир! Он скорее походил на тех спокойных и надежных мужчин, которые могут ГЛАВА 26. Последним уроком перед обедом в расписании стояло фехтование посидеть с детьми, испечь булочки или подшить юбку дочери на швейной машинке.

В мире, где мужчины-вампиры исполняют роль воинов и защитников, этот симпатичный коротышка совершенно не привлекал к себе внимания. Но все изменялось, когда Дракон брал в руки меч, вернее, шпагу. Тогда он полностью преображался и становился смертельно опасным. Черты его милого лица каменели. Нет, он не становился выше, это было невозможно (и глупо), но в этом не было никакой необходимости. Дракон Ланкфорд с оружием в руках был настолько стремителен, что казалось, будто его шпага скользит и разит самостоятельно, без участия хозяина.

Я наблюдала за ГЛАВА 26. Последним уроком перед обедом в расписании стояло фехтование тем, как Дракон проводит разминку. На уроке фехтования даже недолетки не казались такими заторможенным истуканчиками, как обычно. Возможно, потому, что занимались физическими упражнениями, а не шевелили мозгами. Поскольку я смотрела очень внимательно, то заметила еще кое-что. Класс выполнял разминку очень слаженно, без привычных шуточек и беззлобных фокусов. Все четко занимались своим делом, что само по себе было очень странно.

Поймите меня правильно. Контролировать целый спортзал подростков, размахивающих острыми шпагами перед носом друг у друга, под силу только необыкновенному педагогу!

Увлекшись, я внимательно следила за группой ребят, которые при обычных обстоятельствах уже давно бы получили строгий выговор от Дракона, а ГЛАВА 26. Последним уроком перед обедом в расписании стояло фехтование также грозную просьбу не вести себя, как идиоты (в Доме Ночи профессора называют учеников идиотами, когда те ведут себя, как идиоты). Оскорбленные детки не побегут жаловаться родителям, а следовательно, им волей-неволей приходится вести себя умнее. Вдруг Дракон остановился прямо передо мной. Я поморгала и подняла на него глаза.

И тогда он медленно и откровенно подмигнул мне, а потом повернулся ко мне спиной и вышел из класса.



В тот же миг огромный серый мейн-кун по имени Фантом уселся рядом со мной и принялся неспешно вылизывать свои здоровенные лапы.

— Привет, Фантомчик, — улыбнулась я и почесала его под подбородком, чувствуя себя почти ГЛАВА 26. Последним уроком перед обедом в расписании стояло фехтование счастливой. По крайней мере, с той ужасной ночи, когда пересмешник едва меня не убил, мне еще ни разу не было так легко на душе.

Учитывая, что вся школа превратилась в сплошной кошмар и резервацию зомби, обед показался мне оазисом прежней жизни. Нагрузив свой поднос любимыми спагетти и колой, я присоединилась к Дэмьену и Близняшкам за нашим любимым столиком.

— Ну, что вам удалось разузнать? — прошептала я, уплетая за обе щеки пасту маринара, щедро посыпанную пармезаном.

— Ты выглядишь гораздо лучше, — воскликнул Дэмьен, даже не пытаясь приглушить голос.

— Я и чувствую себя гораздо лучше, — ответила я, посылая ему вопросительный взгляд ГЛАВА 26. Последним уроком перед обедом в расписании стояло фехтование.

— Кстати, нам нужно срочно подготовиться к словарному тесту, — еще громче объявил Дэмьен, открывая свою неизменную тетрадь и вытаскивая из кармана остро отточенный карандашик.

Близняшки непритворно застонали. Хором. Я перестала пережевывать спагетти и изумленно уставилась на всех троих. Что происходит? Неужели они тоже превратились в истуканчиков?

— Дэмьен, ты настоящая заноза в заднице, — воскликнула Шони.

— Хуже! Он просто гигантская заноза в заднице! Если ты сейчас же не отвяжешься от нас со своими идиотскими словарями, я тебе эти словари… — начала Эрин, но Дэмьен развернул блокнот, и мы все увидели, что написано над списком слов:

Пересм. за каждым окном. У них превосходный ГЛАВА 26. Последним уроком перед обедом в расписании стояло фехтование слух.

Переглянувшись с Близняшками, я тяжело вздохнула и сказала:

— Ладно, Дэмьен. Твоя взяла. Мы сдаемся. Давай свои слова. Но знай, что я полностью согласна с Близняшками — ты та еще заноза!

— Пускай, — страдальчески кивнул Дэмьен. — Главное, чтобы вы не слили тесты. Итак, начнем со слова «экспансивный». Какие идеи?

— Какая-нибудь фигня из «Звездного пути»? — хмыкнула Шони.

— Нет! Это смертельная болезнь, — догадалась Эрин.

Дэмьен посмотрел на них с неподдельным отвращением и устало покачал головой.

— Нет, невежды, это слово обозначает вот что! — И он написал на странице: Дракон за нас . — Стыдно? Эрин, даю тебе шанс реабилитироваться. Что означает «сладострастный»?

— Оооо, это я знаю ГЛАВА 26. Последним уроком перед обедом в расписании стояло фехтование! — воскликнула Шони, вырывая у Дэмьена карандаш, который он собирался вручить Эрин. Рядом со словом «сладострастный» она быстро приписала Я ! а ниже накарябала: — + Анастасия.

— Шони! Зачем ты испортила мою тетрадь? Ты же знаешь, как я не люблю небрежную скоропись! — возмутился Дэмьен.

— Переживешь, Милашка Дэмьен, — фыркнула Шони.

— Тем более что мы вообще не поняли, чего ты там не терпишь, — поддакнула Эрин.

— Следующее я знаю! — вызвалась я и, не обращая внимания на слова, торопливо приписала:

Нужно бежать сегодня, но с «хаммером» облом. Не затуманивается!

Пожевав губу, я добавила:

Будьте начеку. Н. знает о том, что мы хотим смыться.

— А вот это словечко мне ГЛАВА 26. Последним уроком перед обедом в расписании стояло фехтование не по зубам. Дэмьен, не подскажешь?

— С удовольствием, — кивнул Дэмьен и написал:

Надо делать ноги, пока нас не остановили.

— Спасибо, тогда я попробую следующее. Дайте-ка подумать, — я задумчиво грызла карандаш, а все молча смотрели на меня и ждали. Разумеется, думала я не над словом «вездесущий» (тут думай не думай, все равно ничего не придумаешь!).

Нам нужно было выбраться из школы под покровом затуманивания, и чем быстрее, тем лучше. Но Неферет догадалась о наших планах и попытается их сорвать, сегодня на уроке она ясно дала мне это понять.

Скорее всего, она и сейчас подслушивает наш разговор, причем не только ГЛАВА 26. Последним уроком перед обедом в расписании стояло фехтование при помощи пересмешников. Как только Неферет окажется рядом с Близняшками и Дэмьеном, она тут же влезет им в мозги и высосет оттуда все интересное. Какая я умница, что никому не сказала о предстоящем побеге в бенедиктинское аббатство! Об этом знаем только мы со Стиви Рей, а значит — никто. Поскольку Неферет не может пролезть ко мне в голову, я…

— Есть!

Дамьен и Близняшки уставились на меня, а я победоносно им ухмыльнулась.

— Вспомнила, что значит «вездесущий»! — соврала я. — И мне пришла в голову отличная идея. Я напишу определения слов на листочках и раздам всем вам. Когда выучите свои слова, передайте ГЛАВА 26. Последним уроком перед обедом в расписании стояло фехтование листочек мне, и я выдам вам следующий, и так мы запомним все слова до единого!

— Совсем спятила, да? — прищурилась Шони.

— Почему? — вступился за меня Дэмьен. — Это прекрасная идея! Отличная организация процесса запоминания!

Я вырвала страницу из тетради, лихорадочно порвала ее на три куска и написала на каждом:

Иди в конюшни.

Потом несколько раз свернула каждый обрывок и вручила друзьям со словами:

— Пока просто повторяйте про себя определения, которые мы уже запомнили. Не подглядывайте в ответы до звонка с шестого урока. Я вас очень прошу, слышите! — выразительно сказала я и по очереди посмотрела в глаза каждому.

— Да ладно, ладно ГЛАВА 26. Последним уроком перед обедом в расписании стояло фехтование, — проворчала Эрин, засовывая свою бумажку в карман джинсов.

— Как скажешь! Вот еще одна училка на нашу голову, — вздохнула Шони, теребя в руках листок. — Будто мало нам Буквоежки!

— Не подглядывать до звонка! — предупредила я. — А то рассержусь!

— Не будем, — пообещал Дэмьен. — А когда придет время посмотреть в ответы, ты не будешь против, если мы призовем свои стихии, чтобы получше сосредоточиться?

— Конечно! — просияла я, с благодарностью посмотрев на него.

— Кстати о стихиях, — буркнула Шони, хватая исписанный нами листок бумаги. — Листочек я заберу с собой в туалет, и мы с моей стихиен изучим его как следует! — усмехнулась она, a потом без улыбки посмотрела на ГЛАВА 26. Последним уроком перед обедом в расписании стояло фехтование меня. Я виновато кивнула, поздно сообразив, что мы едва не оставили на столе свидетельство наших «ухищрений» (почти единственное слово из списка, значение которого я точно знала).

— Я с тобой, Близняшка. Вдруг тебе понадобится моя помощь, — вскочила Эрин.

— Так-то оно лучше. Теперь можно не беспокоиться, что Шони спалит всю школу вместе c листочком, — одними губами прошептал Дэмьен.

— Черт, как же я проголодалась! — раздался томный голосок у меня за спиной, и Афродита с полной тарелкой спагетти в руках уселась за наш столик. Выглядела она, как всегда, сногсшибательно, хотя немного странно. Ее роскошные светлые волосы, обычно рассыпанные по плечам, сейчас были собраны ГЛАВА 26. Последним уроком перед обедом в расписании стояло фехтование в шикарный, но совершенно растрепанный хвост на макушке.

— Эй, ты в порядке? — шепнула я и выразительно повела глазами в сторону окна, давая понять, что нас подслушивают.

Афродита проследила за моим взглядом, спокойно кивнула и уткнулась в свою тарелку.

— В полном порядке! — громко ответила она и еле слышно прибавила: — Просто я не знала, что Дарий настолько шустрый.

И тут я догадалась, почему она такая взъерошенная! Они с Дарием только что телепортировались в столовую. Какая жалость, что Дарий не может таким образом вытащить нас всех из школы! Впрочем, его способности все равно могут нам пригодиться, ведь он может захватить с ГЛАВА 26. Последним уроком перед обедом в расписании стояло фехтование собой хотя бы одного-двух недолеток…

— Они тут повсюду, — также негромко сказала Афродита, и я отвлеклась от своих мыслей.

— По всему периметру? — шепотом уточнил Дэмьен.

Афродита кивнула и принялась наворачивать спагетти на вилку.

— И не только, — продолжала она, не переставая жевать. — Они по всей школе, и заняты тем, чтобы никого не выпускать без специального разрешения.

— А мы собираемся выйти без такого разрешения, — также тихо произнесла я и посмотрела на Дэмьена. — Слушай, мне нужно поговорить с Афродитой. С глазу на глаз. Без обид, ладно?

В первый миг Дэмьен вздрогнул, будто я его оскорбила, но затем он, видимо, вспомнил ГЛАВА 26. Последним уроком перед обедом в расписании стояло фехтование, почему я могу откровенничать только с Афродитой, и понимающе кивнул.

— Я понимаю, — пробормотал он. — Ладно, до встречи… — он не закончил фразу и вопросительно посмотрел на меня.

— Только не забудь про листочек со словами ладно? — напутствовала я.

— Ни за что, — улыбнулся Дэмьен.

— Листочек со словами? — переспросила Афродита, когда он ушел.

— Это маскировка. Я написала им, что мы встречаемся после уроков в конюшнях, но не хочу, чтобы они узнали об этом раньше времени. Если они не знают, то и Неферет не знает, верно?

— Возможно. Значит, оттуда стартуем?

— Надеюсь, — еле слышно прошептала я и наплевав на пересмешников, придвинулась поближе к Афродите. Пусть заподозрят, зато ГЛАВА 26. Последним уроком перед обедом в расписании стояло фехтование не подслушают! — Сразу после занятий приходим с Дарием в конюшни. Дракон и Анастасия на нашей стороне. Надеюсь, мы правильно поняли вчерашний кошачий визит, и Ленобия тоже с нами.

— Думаешь, она поможет нам выбраться из школы через самое слабое место стены, сразу за конюшнями?

— Ага. А теперь я тебе скажу еще кое-что, только поклянись, что никому не расскажешь. Даже Дарию! Клянешься?

— Ладно, ладно, клянусь. Провалиться мне и этом месте, чтоб я облысела…

— Не надо, — попросила я. — Просто скажи, что никому не скажешь.

— Не скажу. Выкладывай.

— Мы не вернемся в туннели. Мы пойдем в монастырь бенедиктинок.

Голубые глаза Афродиты потемнели, она ГЛАВА 26. Последним уроком перед обедом в расписании стояло фехтование прищурилась и сразу утратила свой привычный легкомысленный вид, став гораздо умнее и даже немного старше.

— Думаешь, это хорошая идея? Я доверяю сестре Мэри Анжеле, а кроме того, у меня очень дурное предчувствие по поводу этих туннелей.

— Вот черт! Лучше бы я этого не слышала.

— Понимаю. Я провела там совсем мало времени, но успела почувствовать в них присутствие тьмы.

— Неферет, — одними губами прошептала Афродита.

— Боюсь, что да, — медленно произнесла я, размышляя. — Мне кажется, присутствие монахинь ее отпугнет. И еще, сестра Мэри Анжела однажды сказала мне, что ее монастырь построен на месте силы. Она уже давно чувствовала эту силу ГЛАВА 26. Последним уроком перед обедом в расписании стояло фехтование, поэтому ее не слишком удивили мои фокусы со стихиями. Кажется, это место силы находится и гроте Девы Марии. — Не успела я договорить эти слова, как сразу почувствовала небывалый прилив уверенности и поняла, что Никс одобрила мое решение. — Может, мы сумеем как-то воспользоваться этим источником силы, как раньше использовали место около восточной стены? Надеюсь, у меня хоть затуманиваться там получится!

— Грот Девы Марии? Звучит так, будто это где-то в Европе, по крайней мере, не у нас в Талсе, — пробормотала Афродита. — Ладно, рискнем. Тем более что старое место силы у восточной стены все равно засвечено и сильно испорчено ГЛАВА 26. Последним уроком перед обедом в расписании стояло фехтование, сама знаешь кем. А как насчет Стиви Рей и ее фриков? Не говоря уже о твоих адъютантах?

— Они тоже придут туда. По крайней мере я на это надеюсь. Пересмешники следят за вокзалом. Если Стиви Рей не придумает, как незаметно выбраться из тоннелей, они ее сцапают.

— Вот что я тебе скажу, подруга, — очень серьезно сказала Афродита, твердо глядя мне в лицо. — Только не обижайся. За те два дня, что мы провели в туннелях, я сделала два важных открытия. Во-первых, Стиви Рей исключительно изворотлива. А во-вторых, некоторые ее извороты довольно отвратительны.

— В смысле? — переспросила я.

— Ладно, скажу. Только пообещай ГЛАВА 26. Последним уроком перед обедом в расписании стояло фехтование, что не будешь орать и постараешься мне поверить.

— Ладно. Обещаю. В чем дело?

— Раз уж речь у нас зашла о твоей деревенской подружке и ее коробке с фокусами, то должна сказать тебе одну вещь. Я выяснила это после того, как мы со Стиви Рей… ну, сама знаешь.

— Запечатлились? — пряча улыбку, уточнила я.

— Это не смешно, юмористка, — скривилась Афродита. — Это паршиво. Но речь не об этом. Помнишь, как ты спрашивала Стиви Рей о том, соединяются ли ее туннели с другими и как далеко тянутся?

Я задумалась, не понимая, к чему она клонит.

— Кажется, да.

Внезапно у меня засосало под ложечкой, а по ГЛАВА 26. Последним уроком перед обедом в расписании стояло фехтование спине пополз холодок. Я вдруг вспомнила, как странно вела себя Стиви Рей, когда я расспрашивала ее о туннелях и, в особенности, о других красных недолетках.

— Так вот, она тебе соврала.

Честно говоря, я была уже готова к этому ответу, но все равно почувствовала, будто Афродита с размаху ударила меня в живот.

— О чем именно?

— Значит, ты мне веришь?

— Увы, да, — вздохнула я. — Ты ведь Запечатлена с ней, а значит, чувствуешь ее лучше, чем кто ни то ни было. Мы с Хитом это уже проходили.

— Только заруби себе на носу — из-за Стиви Рей я лесбиянкой не стану ГЛАВА 26. Последним уроком перед обедом в расписании стояло фехтование!

— Да кто об этом говорит? — закатила глаза я. — Сама же знаешь, существуют разные виды Запечатления. Моя связь с Хитом физическая, но ведь мы с ним уже сто лет знакомы! А ты… Тебе ведь Стиви Рей никогда не нравилась, правда?

— Мягко сказано! — скривилась Афродита.

— Ну вот. Вы обе наделены очень сильными психическими способностями. Логично предположить, что ваша связь скорее духовная, чем физическая.

— Звучит обнадеживающе. Ладно, я рада, что ты это понимаешь. Теперь вернемся к делу. Стиви Рей соврала тебе, когда сказала, что ее команда — это единственные красные недолетки в туннелях. На самом деле их больше. Она знает об этот, и она ГЛАВА 26. Последним уроком перед обедом в расписании стояло фехтование с ними связана.

— Ты в этом уверена?

— Полностью и абсолютно, — хмуро подтвердила Афродита.

— Ладно, сейчас я все равно не могу из-за этого переживать, — вздохнула я. — Но это объясняет, откуда взялась тьма, которую я видела и чувствовала в туннелях. Это та же самая тьма, которая когда-то как тень, следовала за Стиви Рей… Но со всем этим мы разберемся позже, когда выберемся отсюда, — добавила я, чувствуя себя совершенно разбитой и несчастной. Не так-то просто принять, что твои лучшая подруга лгала тебе в лицо и не морщилась!

— Мне не нравится роль сплетницы, но у Стиви Рей секретов больше, чем сумочек ГЛАВА 26. Последним уроком перед обедом в расписании стояло фехтование у Пэрис Хилтон. К счастью, минусов без плюсов не бывает. Готова спорить на что угодно, что твоя хитрая деревенщина сумеет обвести пересмешников вокруг пальца и вывести из туннелей и своих фриков и твоих бойфрендов в придачу.

— Надеюсь, — буркнула я, сминая в кулаке салфетку.

— Эй, выше нос, — тихонько сказала Афродита. — Не стоит так убиваться из-за Стиви Рей. Да, у нее есть свои тайны, но я тебе точно скажу — она очень тебя любит. И еще я чувствую, что она старается делать правильный выбор, хотя ей приходится очень непросто.

— Я тоже это чувствую. И верю, что у Стиви Рей есть ГЛАВА 26. Последним уроком перед обедом в расписании стояло фехтование причины хранить секреты. В конце концов, совсем недавно я сама врала своим друзьям и все от них скрывала.

«Ну да, — поспешила напомнить мне услужливая память. — И чем это закончилось? Окончательно запуталась, наломала дров, рассорилась со всеми и едва не погибла ».

— Не темни, Зои. Сдается мне, ты не только из-за Стиви Рей такая подавленная, что хоть сейчас отправляй тебя на кушетку к психоаналитику! — прищурилась Афродита, внимательно всматриваясь в мое лицо. Внезапно ее светлые брови взлетели вверх. — Все ясно! Сложная ситуация на любовном фронте? Вернее — на фронтах, да?

— Ты даже не представляешь, как мне жаль, что ты права! — процедила я ГЛАВА 26. Последним уроком перед обедом в расписании стояло фехтование.

— Мы с Эриком когда-то были вместе, но ты знаешь, что между нами все кончено. Так что можешь поплакаться мне в кардиган, я пойму.

Я посмотрела на Афродиту и вдруг поняла, что это именно так. Лучшего собеседника и советчика мне не найти.

— Знаешь, я совсем не уверена в том, что хочу быть с ним, — на одном дыхании выпалила я.

Афродита вытаращила глаза, но внешне осталась совершенно спокойна и деловито спросила:

— Он давит на тебя по поводу секса?

— Типа того, — промямлила я. — Но дело не только в этом. — Я наклонилась к ней поближе и понизила голос. — Слушай, Афродита, когда вы были вместе ГЛАВА 26. Последним уроком перед обедом в расписании стояло фехтование, тобой он тоже помыкал и ревновал к каждому столбу?

Афродита саркастически поджала губы.

— Пытался. Но я не терплю ревнивых идиотов, — она помолчала, а потом серьезно добавила: — И тебе не советую, Зои. Это стыдно.

— Я понимаю и не собираюсь с этим мириться, — вздохнула я. — Кажется, я крепко влипла. Придется как-то со всем этим разбираться.

— Да уж, тебе не позавидуешь, — без тени улыбки ответила Афродита. — Похоже, когда мы выберемся отсюда, разборок у тебя будет выше крыши. Так и будешь скакать из одного дерьма в другое! — Она навертела на вилку очередную порцию спагетти.

— Ладно, разберемся. Сначала нужно выбраться отсюда, а ГЛАВА 26. Последним уроком перед обедом в расписании стояло фехтование уж со своими идиотскими сердечными драмами я как-нибудь справлюсь, — сказала и, взяв себя в руки. — Скажи Дарию, пусть готовится к худшему сценарию. Он же сам сказал — Калона от нас так просто не отстанет.

— Нет, подруга, — покачала головой Афродита, — Дарий сказал немного по-другому: Калона так просто от тебя не отстанет. Он на тебя запал.

— Я знаю, но надеюсь, с этим уже покончено.

— Слушай, ты успела подумать о первом стихотворении Крамиши? О том, что похож на стихотворный рецепт избавления от нашего крылатого друга?

— Хотела бы я знать, что этот рецепт означает! — вздохнула я, не желая признаваться, что ГЛАВА 26. Последним уроком перед обедом в расписании стояло фехтование совершенно забыла об этом шедевре Крамиши. Последнее время я была слишком увлечена вторым ее стихотворением и попытками вернуть Старку человечность…

При мысли о Старке у меня похолодело в животе. Что если он нарочно отвлекал меня? Может, он специально явился в мою комнату, чтобы я думала только о нем, позабыв и о пророчестве, и о необходимости бежать из Дома Ночи?

— Ладно, я вижу, ты совсем погрязла в своих проблемах, которые можно описать одним-единственным словом… — Афродита помолчала и с улыбкой посмотрела на меня.

— Мальчишки, — хором выпалили мы.

Она улыбнулась, а я нервно хихикнула.

— Будем надеяться, что когда-нибудь весь этот кошмар останется ГЛАВА 26. Последним уроком перед обедом в расписании стояло фехтование позади, и ты будешь переживать только из-за сердечных дел и делишек, — Афродита помедлила и добавила: — Надеюсь, ты уже выбросила из головы Старка?

Я пожала плечами и сунула в рот полную вилку спагетти.

— Слушай, я тут осторожно порасспрашивала, И вот что тебе скажу — этот парень опасен. Точка. Просто забудь о нем, и все.

Я прожевала, проглотила, и снова принялась жевать, да так что челюсти заболели.

Афродита не сводила с меня пристального взгляда.

— Может, это стихотворение вообще не о нем, — сказала она.

— Понимаю.

— Правда? Слушай, для нас сейчас главное — выбраться отсюда и избавиться от Каноны или, но крайней ГЛАВА 26. Последним уроком перед обедом в расписании стояло фехтование мере, убрать его отсюда. Так что думай об этом. Грузиться по поводу Старка, Хита, Эрика и Стиви Рей будешь потом.

— Я понимаю, — закивала я. — Конечно, я подумаю об этом потом.

— Вот и умница. Знаешь, я помню, какой ты была в ту ночь, когда Старк умер. Он тебе понравился. Но постарайся не забывать, что Старк, который шляется по Дому Ночи с луком за спиной и цинично использует девчонок, насилуя их и трахая им мозги, — это совсем не тот парень который умер у тебя на руках. Уже не тот.

— А что если тот? Что если ему нужно Превратиться, как Стиви Рей?

— Вот что ГЛАВА 26. Последним уроком перед обедом в расписании стояло фехтование я тебе скажу, Зои. Может, ты и права, но я не дам ни капли своей человечности для его спасения. Лучше Эрик, чем Старк. Ты меня слышишь?

— Слышу, — жалобно пискнула я. — Ладно, ты опять права. Я выброшу из головы мальчишек и буду думать только о том, как выбраться отсюда и прогнать Калону.

— Ты растешь на глазах! А мальчишки никуда не денутся. Разберешься с ними, когда время будет.

— Точно.

— И с лучшей подругой тоже.

— Хорошо.

— Хорошо! — улыбнулась Афродита.

Мы снова принялись за еду. Я честно собиралась последовать совету Афродиты. Мне действительно нужно было на время забыть о своих личных ГЛАВА 26. Последним уроком перед обедом в расписании стояло фехтование проблемах.

Я разберусь с ними потом. Позже. Когда будет время.

Вы уже догадались, что жизнь в очередной раз посмеялась над моими планами?


documentacgvbxx.html
documentacgvjif.html
documentacgvqsn.html
documentacgvycv.html
documentacgwfnd.html
Документ ГЛАВА 26. Последним уроком перед обедом в расписании стояло фехтование